Новости   rss

05.03.2021
(18+) Отойдите от шока
Какой эффект дает в России скандальная социальная реклама, в чем ее ловушки и есть ли альтернативы шоковым приемам.
20.02.2021
Инструкция: как НКО создать успешную социальную рекламу
Эксперты по социальной рекламе – об этапах создания рекламной кампании, принципах работы с медиа и острых углах
10.02.2021
Старт нового сезона дистанционного обучения социальной рекламе
В России стартует новый сезон дистанционного образовательного курса по социальной рекламе для сотрудников социально ориентированных НКО, региональных администраций, специалистов рекламного бизнеса, а также вузов и СМИ. Важная тема этого года – шок-контент в социальной рекламе.
29.01.2021
Интервью с режиссером Георгием Молодцовым
Георгий Молодцов расскажет, что такое виртуальная реальность, какие программы использует, как монтирует ролики 360, расскажет про преимущества роликов 360 над традиционным форматом съемки и порекомендует полезные ресурсы и программы для создания роликов в формате VR.
27.01.2021
Подкаст «Столица добрых дел» от Ресурсного центра «Мосволонтёр»
Интервью с директором «Лаборатории социальной рекламы» и президентом международного фестиваля социальной рекламы «ЛАЙМ» Гюзеллой Николайшвили
21.01.2021
Георгий Молодцов: «В случае с VR мы находимся в одной лодке со всем миром»
Специалист в области VR – о настоящем и будущем нового вида видеоразвлечений. 
В мае этого года параллельно с традиционными кинопоказами и торгами за будущие независимые хиты в рамках Кинорынка Marché du Film в Каннах была организована секция NEXT, посвященная проектам в формате виртуальной реальности.. Россия на NEXT была представлена программой Russian VR Seasons, в которую вошло шесть короткометражных проектов. Чтобы разузнать, что происходило в рамках платформы, каковы тенденции и перспективы развития VR-контента во всем мире и не пора ли уже кинопоказчикам закупать шлемы виртуальной реальности, БК пообщался с куратором российской программы Георгием Молодцовым.
17.01.2021
Режиссер в аватаре вампира
В виртуальной реальности проводят лекции и вручают премии, как это было рассказывает режиссер Георгий Молодцов
Всплеск нового интереса к формату виртуальной реальности VR наблюдается с тех пор, как все человечество из-за пандемии ушло в онлайн-пространство. Зачем видеть в онлайне мир плоским, если его можно почти осязать, сделав объемным. Даже в соцсетях появились функции, когда простой снимок можно преобразовать в формат 360 градусов. Пользователи быстро привыкают к такому. И вот уже прошла первая международная премия в формате виртуальной реальности - то есть, все - и зрители, и номинанты, и лауреаты - были у себя дома, а все происходящее ощущали так, словно это - часть их пространства.
sbornik2018.jpg
скачать сборник


Режиссер в аватаре вампира

17.01.2021

Более того, они сами присутствовали в нем в виде аватаров. И организовали эту премию наши - россияне. И у них большие планы. Потому что Каннский рынок контента, который состоится в онлайн-формате в этом году, в отличие от крупнейшего кинофестиваля, спутником которого он является, готовит не просто большую программу, посвященную VR, но и намеревается ряд мероприятий - дискуссии и панели - провести в виртуальном формате. Однако и россияне умеют уже так делать. Как именно? Наш собеседник Георгий Молодцов, режиссер, продюсер, куратор той самой премии, о которой шла речь выше, Open Frame Award, проходящей в рамках кинофестиваля goEast, а также организатор инициативы Russian VR Seasons.

Как вы думаете, почему в последнее время снова заговорили о виртуальной реальности?

Георгий Молодцов: Виртуальная реальность имеет две основные плоскости применения - как прикладной инструмент и как самодостаточный формат. Прикладной - это образовательные инициативы (обучение с использованием VR), онлайн-конференции, презентации. В сфере кино прикладное использование технологий VR заметно как в зарубежных, так и российских проектах, когда сцены будущих фильмов "проигрываются" съемочной группой на уровне превизов (превизуализация - процесс создания черновой версии анимации будущего фильма для разработки сцен, - прим. "РГ"), позволяя запланировать сложные съемочные сцены коллективно с большой степенью реализма. И именно это прикладное использование сейчас вдруг снова стало востребованным. Однако параллельно с этим существует еще и VR как сфера искусства и развлечений, в которой есть фильмы, арт-представления, иммерсивные опыты погружения. В этой нише интерес сейчас чуть ниже, так как он всегда находится на переднем крае технологий и требует гораздо больших временных и финансовых затрат, а охват аудитории чуть меньше.

Чем в данном случае помогла пандемия?

Георгий Молодцов: В случае с пандемией вначале многие мои коллеги оказались не готовы к тому, что пришел тот самый момент, когда VR должен был выйти вперед "в серебряных доспехах" и показать всем себя с лучшей стороны. Необходимость перевести бесконечное количество конференций, фестивалей в онлайн-формат с возможностью подключить сотни, тысячи участников одновременно оказалось практически невыполнимой задачей, так как большинство проектов для онлайн-конференций в VR находились на стадии прототипов и бета-тестирования, ограничивая количество присутствующих до 50-100 человек максимум. Но индустрия быстро оправилась от шока выросшего спроса и отсутствующего предложения - и сейчас мы видим, как один за другим появляются решения, позволяющие проводить все эти онлайн-встречи внутри виртуальной реальности с подключением людей без необходимого оборудования и создавать гораздо больший элемент вовлечения и участия, чем все остальные попытки.

Недавно ваша команда организовала церемонию закрытия VR-премии кинофестиваля goEast, которая прошла полностью в виртуальной реальности. Как это было? Какое нужно оборудование - так называемая VR гарнитура.

Георгий Молодцов: Мы начали разрабатывать несколько сценариев проведения фестиваля, как только в Европе появились первые ограничения. На VR-премию в рамках кинофестиваля традиционно номинируют 8 проектов из Центральной и Восточной Европы, а жюри, чаще всего европейское, выбирает победителя и вручает статуэтку и приз в 5000 евро (довольно ощутимая поддержка даже по сравнению с другими крупными фестивалями). Выставка работ проходит в рамках кинофестиваля в Висбадене и в киномузее во Франкфурте.

Ничего этого сделать в текущей ситуации мы не могли, но номинанты были определены и перед нами встал вопрос: как мы можем не просто заменить физическое мероприятие, но и использовать ситуацию как возможность для всех. В итоге мы пригласили победителя премии 2018 года, российского XR-художника Дениса Семенова (XR - это расширенная реальность, включающая в себя и виртуальную и дополненную реальность, - прим. "РГ") и предложили ему воссоздать в его авторской стилистике виртуальный Калигари - легендарный кинотеатр в Висбадене, которому почти сто лет. Созданное пространство мы перенесли на виртуальную многопользовательскую платформу совместно с партнерами. Кроме этого, так как визуальный стиль фестиваля в этом году был пронизан эстетикой спальных районов (выглядящих практически одинаково во всех пост-советских странах), мы создали в аналогичной арт-стилистике еще одно пространство - Vrooftop - то есть крышу спального района, на которой разместили экран с трейлерами и презентациями проектов-номинантов, будки, где можно было посмотреть их работы, созданные в формате 360. Отдельно мы дали возможность через специальную платформу получить доступ к интерактивным проектам-номинантам. Эти усилия не потребовали от нас дополнительного бюджета, а, скорее, перераспределения имеющихся средств для обычного мероприятия. В результате мы стали первым VR-фестивалем, который смог перевести в онлайн (и в VR) не только все мероприятия - презентации, общение с режиссерами, церемонию награждения, - но и сами работы, так как обычно интерактивные проекты доступны только в выставочном формате.

Надо заметить, что другие фестивали анонсировали аналогичные активности, но их масштаб побольше и даты проведения позже, поэтому мы своим примером смогли показать саму возможность такого формата, наступили на всевозможные "грабли" и с удовольствием поделились всеми "за" и "против" с коллегами, которые будут делать такие мероприятия после нас.

Итог нас, конечно, порадовал: из-за отсутствия необходимости путешествовать, мы смогли пригласить в жюри представителей самых крупных компаний, работающих с авторским VR-контентом - наше жюри находилось в Сан-Франциско, Нью-Йорке и Лондоне, в то время как фестивальный штаб был в Висбадене, наша VR-команда - в Москве, Италии и Франции, а номинанты - по всей Европе.

Оценить работы мы пригласили фестивальных кураторов, дистрибьюторов и отборщиков с крупнейших международных смотров, проводили им экскурсии и встречи с авторами работ; из виртуальной реальности мы каждый вечер вели прямые трансляции на сайт фестиваля, тем самым значительно расширив географию зрителей и дав авторам возможность представить свои работы профессионалам со всего мира. Платформа была доступна либо с VR-шлемом, либо с довольно мощного персонального компьютера, на котором можно было установить программу для посещения площадки без VR.

Самое яркое событие - церемония закрытия, на которую мы пригласили только жюри и номинантов, расставили виртуальные камеры, а на сцену разместили статуэтку, также воссозданную в виртуальной реальности Денисом Семеновым, благо у него дома как раз стояла такая же с 2018 года. И вот мы все из 6 разных часовых поясов собираемся в виртуальном Калигари, номинанты в прямом смысле слова рассаживаются на сиденья в зале, жюри объявляет специальный приз - VR-проект "Бабий Яр" Алены Стулий, а потом и победителя - польский проект "Шепоты" режиссеров Яцека Нагловски и Патрика Йордановича.

И вот ошарашенный режиссер у себя в Польше в виртуальном аватаре вампира поднимается на виртуальную сцену, где представитель одной из крупнейших компании, занимающихся VR, в аватаре креветки передает виртуальную статуэтку. Все в зале хлопают, на экране фотография реального режиссера, он пытается подобрать слова, поднимая на вытянутой руке приз. Это тот самый момент, когда ты смотришь и забываешь, что находишься внутри компьютера, а не в реальности, потому что эмоции, ощущения и само чувство, что вы вместе перекрывают "трезвый взгляд".

Это ведь не первое мероприятие, которое в последнее время вы организовывали в формате VR? Какие еще планируете?

Георгий Молодцов: С начала марта в VR-сообществе образовалась группа ZeroEvent, исследующая платформы для проведения VR-конференций, встреч, презентаций. Каждую пятницу эту группа встречается в Zoom и слушает презентации различных стартапов и компаний, предлагающих такие услуги, а потом коллективно переходит в виртуальную реальность и исследует эти платформы. Наши коллеги Андрей Лунев и Алина Михалева принимают активное участие в организации всех этих встреч (в том числе и большого питчинга инвесторов в середине апреля). Все эти исследования помогают организаторам конференций и кинофестивалей определиться с той или иной площадкой и возможностями, которые перед ними открываются.

Отдельный формат - это дискуссионные панели, проводимые внутри виртуальной реальности и записываемые так, что их можно смонтировать как обычный телевизионный мультикамерный формат и выложить онлайн - как материал. Это смотрится, конечно, не на уровне графики самых топовых компьютерных игр, но уж точно в разы интересней, чем бесконечные конференции в Zoom. Надеюсь, такой формат удастся продемонстрировать и у нас в России на предстоящем международном кинорынке Key Buyers Event уже в июне.

В конце июня пройдет рынок Каннского кинофестиваля Marché du Film Online, который обещает не просто расширить программу, посвященную виртуальной реальности - она проводилась последние пару лет, но и часть лекций и дискуссий провести в виртуальном формате. Как это будет происходить? Будут ли также русские помогать это организовывать? Что нового из мира VR будет на этом рынке, к чему потом смогут приобщиться простые пользователи?

Георгий Молодцов: Последние несколько лет в рамках Marché du Film существовал павильон виртуальной реальности - Cannes XR. Он находился в подвале на минус первом этаже и не пользовался сверхпопулярностью. В этом году Cannes XR должен был выйти в красивый павильон на набережной Круазетт, был открыт к доступу не только для аккредитованных гостей, но и для простых зрителей. Мы обсуждали возможные российские активности. Однако все узнали об отмене основного фестиваля и проведения кинорынка онлайн. И, одновременно с этим, Cannes XR нашел возможность также как и goEast перейти целиком в онлайн - на площадку "Музея Других Реальностей".

Представьте себе это как настоящий музей, в котором каждый зал посвящен одной компании, представляемой работе или стране. И по этому виртуальному залу перемещаются аватары пользователей, которые могут общаться друг с другом, смотреть работы, слушать дискуссии и презентации. То есть каждый автор проекта, представленного в Cannes XR, сможет добавить как элемент своего виртуального опыта в формате выставочного объекта, так и предоставить доступ к полноценному просмотру этой работы. Кроме этого, все дискуссии, презентации и встречи будут транслироваться на канал Marché du Film, доступный аккредитованным участникам. Поэтому для гостей, у кого нет VR-оборудования, трансляции из Cannes XR будут отличной альтернативой трансляциям в записи с других сегментов кинорынка. А для важных гостей со всего мира организаторы Cannes XR договорились с пока что закрытыми парками виртуальной реальности об аренде их оборудования и предоставлению VR-шлемов для посещения выставки в виртуальной реальности. Сейчас очень хочется создать такую возможность и в России, а также все-таки полноценно представить яркие авторские российские проекты в этом павильоне. Это довольно сложная работа, в которой нет наработанных практик, но, надеюсь, наш опыт с goEast поможет нам уложиться в сроки.

О каких самых интересных проектах российских сегодня в формате VR мы можем рассказывать миру - фильмы, наработки и прочее?

Георгий Молодцов: В России виртуальная реальность развивается в прикладном направлении гораздо быстрее, чем в авторском, так как такое применение технологий, особенно в сфере техники безопасности и образования, дает крупным корпорациям очевидные результаты. Авторские VR-проекты требуют затрат, сравнимых с производством развлекательной VR-стрелялки, но качество и художественная ценность у таких проектов будет различаться. К сожалению, несмотря на то, что Министерство культуры уже выдавало прокатные удостоверения на сферические фильмы (первые из них мы получали еще в 2017 году на фильмы для одного из VR-кинофестивалей, а недавно вручили прокатное удостоверению VR-проекту компании Сергея Сельянова), субсидированного финансирования не только VR, но и онлайн кросс-медиа проектов пока что нет. Хотя, казалось бы, именно эти проекты могут получить четкие показатели аудитории, привести молодежную аудиторию, дать широкий охват и так далее. Поэтому сейчас проекты делаются изначально либо как авторские независимые работы на самофинансировании, либо как эксперименты в рамках студенческих лабораторий (здесь лидирует, конечно, Московская школа кино, с которой мы делали проекты для Лизы Алерт и нашего первого VR-кинофестиваля - работы, созданные в этих учебных лабораториях, путешествуют по фестивалям уже несколько лет).

Отдельно стоит эксперимент по созданию проекта "Эффект Кесслера" режиссера Антона Уткина с участием Юрия Колокольникова и Ирины Старшенбаум - это уже смесь игры и нарратива, распространяемая через сеть VR-кинотеатров в России и за рубежом. Лично я сейчас работаю над проектом "Под подушкой" совместно с белорусскими коллегами на основе сказки моего отца Сергея Молодцова. Это созданная в виртуальной реальности сказка про котика Мормотика, помогающего детям, но также и игра с элементами дополненной реальности и анимационный сериал. Проект изначально делается с расчетом на международную аудиторию, и именно поэтому сейчас он стал одним из участников питчинга в рамках Международного анимационного фестиваля в Анси. Питчинг, говоря по-русски защита проектов, также пройдет в онлайн-формате.

При этом, у VR есть сложность с созданием проектов, рассчитанных для детей - есть возрастные ограничения производителей шлемов. Поэтому VR-сказка позиционируется, как проект для всей семьи, проблемы, которые мы в ней поднимаем, - больше как подсказки для родителей о том, как помогать детям справиться с трудностями, и как увидеть детский мир с точки зрения друга, а не взрослого. В основе сказки история о брате и сестре, которые проводят много времени вместе и постоянно ссорятся. И хоть сказка моим отцом была написана более 25 лет назад, именно сейчас, в период самоизоляции, стала гораздо актуальней. Так что надеемся, что работа будет одинаково интересна, как в России, так и за рубежом.

Источник: https://rg.ru/2020/05/26/v-virtualnoj-realnosti-provodiat-lekcii-i-vruchaiut-premii.html


Возврат к списку